История №85 виул и поэма (ВИЛ)

Дата публикации: 22 февраля 2013

Как-то раз Ильич Владимир™,  в середине августа, так получилось, прошёл сразу мимо нескольких городских средних образовательных школ, и можно было подумать, что он проводит инспекцию по подготовке их к началу учебного года. Но повторяем, это было случайно.

Возле одной из школ Ильич Владимир™,  заглянул в большущий мусорный контейнер и среди обломков парт, стульев, глобусов, географических и исторических карт, разглядел и выброшены книги-учебники и художественную школьную литературу.

Ильич Владимир™,  стал копаться в куче книг, но чей-то голос сторожа или охранника сказал: «Парень, не твоего это ума дело! Не тронь, положи обратно, это приготовлено на вывоз и в костёр!»

А Ильич Владимир™,  если что-то брал в руки, то никогда не возвращал владельцу. И на этот раз в руках он держал БШ (библиотека школьника): Поэмы. Стихотворения. В. Маяковского, изданное Государственным учебно-педагогическим издательством Министерства просвещения РСФСР в Москве в 1958 году.

Он быстрыми шагами отошёл от школьной свалки, и уже позже у Кремлёвской стены присел на гостевую трибуну и раскрыл в нетерпении сборник замеченного им когда-то поэта.

Выпала закладка, листок перекидного календаря – Январь, 23, пятница (Ильич Владимир™,  не обратил внимания на год указанный на календарном листочке).

— Значит я, Ильич Владимир™, ещё жив! Вот так удача. Я сначала почитаю замечательную поэму авангардиста, нашего попутчика, добровольного сотрудника ОГПУ (как мне докладывал Дзержинский, завербованный супругами Брик; или только Осей, а жена была только виртуальной наживкой) Владимира Владимировича обо мне, которая так и называется: «Владимир Ильич Ленин», а потом, если останется время моё любимое его стихотворение «Прозаседавшиеся».

Ильич Владимир™,  начав читать, решил, что создаст, нечто современное из этой поэмы (типа, весь Лев Николаевич Толстой за 60 минут).

— Ну, кто сейчас осилит все 69 страниц о моей жизни и деятельности в художественном варианте? Сделаю-ка я выжимку. Вся поэма на пяти страничках, строчки-лесенки выровняю  в привычную стихотворную строку, и так сокращу оригинальный текст, чтобы невозможно было написать школьно-профессорского сочинения по моим тезисам, чтобы прочитать её можно было без декламационного выражения и пафоса, но с интересом, и как говориться, на одном дыхании. (Всё, что отобрано Ильичом Владимиром™, выделено курсивом, и комментарии к отобранному материалу принадлежат не реальному историческому Владимиру Ильичу, а вымышленному двойнику Ильичу Владимиру™).

И Ильич Владимир™ спешил начать.

— Вот! (Про это[1]). Удачное начало.  Ленин и теперь живее всех живых.  Как это? Непонятно с биологической точки зрения, но с Духовной (не идеологической) – архи верно!

— Вот! Замечательно, я только об этом и думаю постоянно. …чтобы плыть {(?) — знак вопроса поставлен мною – Ильичом Владимиром™} в революцию дальше. Непонятно почему только один способ движения в мой интер-мировой переворот?

— Вот! Зачем же обо мне так …нравимся своей жене. А Инессе? А мэнам[2]?

— Вот! Как же Ленина таким аршином мерить! Но все мои портняжные размеры зарегистрированы полицией, наверное, ЧКа, при написании поэмы автора с ними не ознакомила.

— Вот! Неужели про Ленина тоже: «вождь милостью божьей?»  А почему собственно нет?! И хорошо бы без кавычек, но авторский текст я не буду править.

— Вот! Но тверды шаги Дзержинского у гроба. А кто в гробу? Я что-то не понимаю, кого хоронят?

— Вот! Что он сделал? Кто он и откуда – этот самый человечный человек? Да, что он, в самом деле, не уш-то не знает, что я всех сделал[3]. Я сделал революцию и для недочеловеков, и для неграждан, и для чужих, короче для пролетариата и примкнувшим к ним солдат и крестьян!

— Вот! Что это обо мне или не обо мне пишется. Какое-то литературное раздвоение моей личности. Коротка и до последних мгновений нам известна жизнь Ульянова. Но долгую жизнь товарища Ленина надо писать и описывать заново. Как же коротка — 54 года всё- таки, а современная продолжительность жизни мужчин в РФ, данные последней переписи, от 27 до 51 года.

— Вот! Что у автора с цифрами или с датировкой, ну прямо как у А.Т. Фоменко и Г.В. Носовсеого. Далеко давным, годов за двести, первые про Ленина восходят вести. Разве секрет, что я родился в 1870 году?! А в каком году сочинялась поэма обо мне? Неужели трудно было посчитать с помощью простых арифметических действий.

— Вот! …встал рабочий класс. Да «встал[4]», к этому «классу[5]» я ещё много раз, в поэме обо мне, я буду к этим терминам (сленгу) обращаться.

— Вот! Мы родим, пошлём, придёт когда-нибудь человек, борец, каратель, мститель! Нет и нет, меня родили столбовые дворяне, так в церковной метрике указано: папа – генерал, мама – пятый пункт.

— Вот! Приходи, заступник и расплатчик!Ильич Владимир™  оглянулся посмотреть, кого это зовут, но вокруг никого не было, и тогда он подумал в первую очередь о себе.

— Вот! В снегах России…  Без моих комментариев.

— Вот! Внуки спросят: — Что такое капиталист? К моему ужасу многое внуки сами уже новые капиталисты-олигархи. Что бы я теперь не ответил, всё уже имеет опять революционную ценность.

— Вот! Люди, избиратели мои милые, пенсионеры и остатки КПСС, послушайте не меня, а гениального поэта. Лишь наживая, жря и спя, капитализм разбух и одряб. Одряб и лёг у истории на пути в мир, – как в свою кровать. Его не объехать, не обойти, единственный выход – взорвать!

— Вот! Он точно не знаком с моей биографией! Время родило брата Карла – старший ленинский брат, Маркс. А Саша? А Митя? Чьи дети? Потом зачем указывать фамилию, и так моя сестра разузнала, что мы Бланки.

— Вот! Вот ещё, не стал бы Карлуша лично …каждый труд размозоливая лично, грабящих прибавочную стоимость… он придумал-скопил свой «Капитал» в тиши профессорского кабинета.

— Вот! Нам казалось – в коммунизмовы затоны только волны случая закинут нас, юля. Да, признаюсь, мне в это тоже не верилось, да если бы не  Парвус и немецкие трудности во время Первой мировой войны не видать мне революции в октябре 1917 года.

— Вот! …знаю, Марксу виделось видение Кремля и коммуны флаг над красною Москвой. Ни хуя себе, какое досье на Карлушу имел поэт любитель, раздобыв его, видимо, у психиатров в Париже.

— Вот! Крут буржуев озверевший норов. Избиратели мои милые, любимые, сегодняшние олигархи такие же.

— Вот! Скажут: «Мы вожди», а сами – шаркунами. За речами шкуру распознать умей. Если я сейчас начну называть фамилии из всяких народных фронтов, объединений и прочих союзов и «самостоятельных» лидеров, то лишь повторюсь, все они до единого «шаркуны» Старой площади, Пушкинской улицы и улицы Охотный ряд и конечно рассеянная по всюду «творческая» интеллигенция.

— Вот! Опять про меня. По всему поэтому в глуши Симбирска родился обыкновенный мальчик Ленин. Как мило, вот мама бы «порадовалась» такой обо мне характеристике.

— Вот!  Но он слышал, как говорил Ленин,… а как я говорил, можете послушать записи моих речей, я картавил.  Кто не знает кто это «он» — это рабочий.

— Вот! И на сто вёрст у единственного горца лохмотья сияли ленинским значком. Что за намёк? Не политкоректно!

— Вот! …сердце полное любовью к Ильичу. Ну, прямо я Христос! И Ильич Владимир™ посмотрел на обе стороны Красной площади.

— Вот! Этого не объяснишь церковными славянскими крюками, и не бог ему велел – избранник будь! Во как обработаны мозги и всего за семь лет.  И потом поэт явно интернационалист, а не националист и не патриот страны.

— Вот! Эта строчка моё предположение доказывает. Были страны богатые более, красивее видал и умней.  (Но какое предположение Ильич Владимир™ не уточнил).

— Вот! Точно поэт в юности был нашистом, как мой старший брат Саша, все нужные качества террориста боевика.  Хорошо в царя вогнать обойму!

— Вот! Опять о моих родственниках. А я ведь, заболел, у меня был первый инсульт, когда я ознакомился с Делом моего брата, в библиотеке в доме Пашкова[6]. Подготовщиком цареубийства пойман брат Ульянова, народоволец Александр. И дальше. И Ульянов Александр повешен был тысячным из шлиссельбуржцев.

— Вот! Брат мы здесь тебя сменить готовы, победим, но мы пойдём путём другим! Брат, я выполнил своё данное тебе обещание, ты знаешь, так как мы оба вместе на Небе.

— Вот! Он (это про меня) вместе учит в кузнечной пасти, как быть, чтоб зарплата взросла пятаком.  Тоже мне бухгалтер-поэт, за своими гонорарами бы смотрел, выдал всю мою социальную предвыборную программу. Да теперь можно сказать нет никаких реальных  повышений зарплат бюджетникам и пенсионерам, есть только кое-какое покрытие инфляции. А всё «проклятая» сырая нефть.

— Вот! Социализм – цель. Капитализм – враг. Ясно!? Вопросы есть?

— Вот! Трудящихся мира подымем восстанием. Даже после победоносной Второй мировой войны этого не получилось, но получалось.

— Вот! Режет молниями Ильичёвых книжек. Ну, явное преувеличение, поэтическая гипербола. Меня читали и то с трудом моё же наиближайшее окружение. А философы того времени просто хохотали.

— Вот! Бился об Ленина тёмный класс, тёк от него в просветленьи,… стоп, это буддизм, …и, обданный силой и мыслями масс, с классом рос Ленин. Не пойму, в какой класс я перешёл? Я же закончил только  гимназию (то есть 7 классов), но с отличием. А если класс это рабочие и крестьяне, то они оканчивали школу на уровне ЦПШа (не путайте с ВПШ).

— Вот! Приятно, но список таков – товарищ Сталин, Хрущев, Брежнев, Андропов, Черненко, Горбачев. Ленинизм идёт всё далее и далее вширь учениками Ильчёвой выверки.

М-да, грустно прервался поимённый список учеников в 1991 году или чуть раньше.

— Вот! Полюбилась Ленину в какой из ссылок этой песни траурная сила? «Реквием» Моцарта и «Аппассионата» уже не помню, его же? А что написано строчкой выше у  поэта, просто чушь.

— Вот! Не попросят в рай – пожалуйста, войдите, – через труп буржуазии коммунизма шаг. Я хочу сделать заявление, сказать, что «трупы буржуазии» в XXI веке в России ожили.

— Вот! Ленин – пролетариев вожак. Так(!).

— Вот! …и в скобках маленькое «б». Не понимаю, б-ля.

— Вот! Хочу сиять заставить заново величественнейшее слово  п а р т и я. Ну, наконец-то я дождался нужных рифм! Заново! Зюганов, ты слышишь меня.

И Ильич Владимир™ заорал во всё горло: Заново!!!

— Вот! …не подымет простое пятивершковое бревно, но я то поднял, есть такая картинка-фотография обо мне, я – пролетарий. Но некоторые криминалисты-художники считают, что это монтаж.

— Вот! Партия – единственное, что мне не изменит. Точно поэт, а не пророк. Мне изменило 17 000 000 членов и лично Генеральный секретарь+[7],[8].

— Вот! Сегодня приказчик, а завтра царства стираю в карте я. Да, так и было, мне приказали, и я совершил революцию.

— Вот! Конец гапонщины. Да, тогда мы с батюшкой в Лондоне обо всём договорились, как по единому плану, но… на этом до сих пор гриф: «Секретно».

— Вот! Ильич уже здесь. Здравствуйте!

— Вот! …сюсюкающей о зверствах Чека! Да, что он знал, когда писал? Но молодец, прикрыл, обелил.

— Вот! Ленин в этот скулёж недужный: врезал голос бодрый и зычный: — Нет, за оружие браться нужно, только более решительно и энергично. Точно и сейчас бы этот мой призыв сгодился бы. Я полностью согласен с Лениным!

— Вот! И ещё мой вечный фразеологический двигатель: Новых восстаний вижу день я. Но это не только относится к октябрю 17-го года. Это может случиться в любой день!

— Вот! И дальше. Снова подымится рабочий класс. См. комментарии выше.

— Вот! И Ленин снова в своём изгнании готовит нас перед новой битвой. Да, уж. А пиво.

— Вот! Но вот из лет подымается страшный четырнадцатый. Почему же?

— Вот! …приспособились Вовы! – пишут, …  Опасно комментировать. Сколько нас с таким именем, было, есть и будет.

— Вот! Среди всего сумасшедшего дома трезвый встал один Циммервальд. А я? Как пишут в воспоминаниях, увы, я был уже пьян.

— Вот! …скуластый и лысый один человек. Во, как меня выдал, что я по папиной линии калмык и в папу лысый, и значить я уже не один.

— Вот! Довольно! Превратим войну народов в гражданскую войну! Как затаскали этот мой лозунг. Теперь при суверенной демократии, правый нарасхват повторяют это мой скетч, чтобы защитить олигархов.

— Вот! …один победил товарищ Ленин. Спасибо, поздравил с выигрышем, да я говорю откровенно, я был в тандеме с  Керенским[9], но таков сценарий заказчиков. Но здесь я забегаю чуть вперёд.

— Вот! Империализма прорва! А сейчас ещё больше — глобализм.

— Вот! Огромный, покрытый кровавою ржою, народ, голодный и голоштанный, к Советам пойдёт или будет буржую таскать, как и в старь, из огня каштаны? Да, как трудно сейчас доказывать россиянину, что сейчас ситуация также как и тогда! Народ — как слепые котята.

— Вот! Вот самый коронный мне упрёк. Но как говориться средства оправдывают цели. Поехал, покорный партийной воле, в немецком вагоне, немецкая пломба. И дальше. О, если бы знал тогда Гогенцоллерн, что Ленин и в их монархию бомба![10]

— Вот! …но в красной ленточке, слегка припарадясь, … Вот, когда уже инсценировались и совершались цветные революции.

— Вот! Прямо девушка – иди и гладь её! Так оно и было в Симбирске между нами.

— Вот! «Марш, марш на фронт, рабочий народ». Сейчас актуальней петь так: «Марш, марш, блин, где ты, рабочий народ».

— Вот! «Ленин с нами! Да здравствует Ленин!» Как мы их разагитировали, класс встречал меня, как евреи Христа в Иерусалиме.

— Вот! Вот сейчас бы обвалить рёвом демократов-олигархом также как на Финляндском вокзале, когда меня поддержали «блузы и кепки», поддержали бы меня в современной избирательной гонке: «Правильно, Ленин! Верно! Пора!» 

— Вот! И ручку Керенского водят приказом – на мушку Ленина. А интересно, кто водил его рукой? Вроде бы всё было схвачено, как теперь выражаются, а я так и не выяснил, а возможности были. Но это лишь сценка сценария.

— Вот! От …Ленина не видно, но он близ. И до …Буржуи прочли – погодите, выловим, — Это зарифмованная инструкция, не потерявшая актуальности и сегодня, как осуществлять насильственный, вооружённый захват власти.

— Вот! Мы и кухарку каждую выучим управлять государством! А что частично это получилось! Моя заслуга, а прислуга. Сострил Ильич Владимир™.

— Вот! Ильич петушившимся крикнул: — Ни с места! Я ещё кричал: Стой, кто идёт! Кругом, шагом марш! К стенке! У нас стреляют без предупреждения!

— Вот! Мы жрали кору, ночёвка – болотце, но шли миллионами красных звёзд, и в каждом – Ильич, и о каждом заботится… Это уж точно так(!). Да как заботился!?

— Вот! Ты знаешь путь на завод Михельсона? А,  завод моего потом имени, имени  Владимира Ильича[11]. Опять частное владение, а за что же я кровь возле него проливал? Вы читайте дальше. Найдёшь по крови из ран Ильича.

— Вот! А у кулаков и масло и пышки. Мне теперь ясно, что капиталистический труд хотя и более эксплуатирующий, но так называемая прибыль на вложенный рубль куда выше социалистического труда. Но и распределения прибыли диспропорциональна на столько, что 5% олигархов — доллоровах миллиардеров  (в РФ их 129 штук),  а у 85% доходы от 3000 до 10 000 рублей. …и Ленин встаёт сражаться…Я нахожусь в перманентном состоянии. Как отзывались пионеры: «Всегда готов!»

— Вот! Разве в этакое время слово «демократ» набредёт какой головке дурьей?! В мои мозги этот термин никогда не водился. Правда, я его, конечно, использовал, но это конечно сиюминутная спекуляция. А так чтобы серьёзно, нет диктатура, да с приставкой пролетарская, а у поэта «железная», а на самом деле моя личная.

— Вот! От слов …Мы победили, но мы в пробоинах:… до слов … в сто миллионов груз крестьян. Это же я наблюдаю и сейчас.

— Вот! Обычные вывески – купля – продажа – нэп. (Почему-то Ильич Владимир™ пропустил, не прокомментировал эту строчку).

— Вот! Прищурился Ленин: Очков я не носил.

— Вот!  И Ленин сам, где железо, где дерево носил – чинить прибитое место. Стальными листами вздымал и примеривал кооперативы, лавки и тресты. Да, признаюсь я использовал опыт китайских коммунистов в модернизации (то есть в эксплуатации народа) страны, но это было не интересно, я хотел всё таки осуществить собственные выдумки в отношении эксплуатации природных и трудовых ресурсов. Я как специалист всегда был ориентирован на новое. А как сейчас в РФ эта калька с  уже устаревших способов эксплуатации в Старой Европе и Северной Америке. Как нас упрекали в импорте революции, то я сейчас упрекаю в импорте схемы экономического развития.

— Вот! Вперёд – и в прошлом скроется нэпчик. Не пророк.

— Вот! …и Ленин организатор победы. Победы, какого клуба «Челси» и ЦСКА? А не Абрамович ли? И дальше на туже «спортивную» тему. …шагов Ильича от победы к победе.

— Вот! Но Ленин меж равными был первейший по силе воли, ума рычагам. Это что-то их социальной метафизики. Я только знаю, что Галилей обещал если дать ему точку опоры, то он с помощью рычага сдвинул бы Землю.

— Вот! …рука Ильича указывала верно… Да, почти на всех памятниках я куда-нибудь  указываю.

— Вот! …с Ильичём удар. Разве это для вас неожиданность?

— Вот! – Вчера в шесть часов пятьдесят минут скончался товарищ Ленин. Теперь понятно кого хоронил Дзержинский, меня.

— Вот! По большевикам прошло рыданье.  А по небольшевикам догадайтесь какая прошла эмоция-переживанье.

— Вот! Конец, конец, конец. Наконец. Кого уверять! Никого не надо уверять, это факт — конец[12].

— Вот! От слов Этот год… до слов …Что увидишь?! Только лоб его лишь, Это организованное партией прощанье со мной и мои похороны.

— Вот! …и Надежда Константиновна… Ну, наконец-то после моей смерти вспомнил и упомянул мою Наденьку.

— Вот! Да я видел себя в гробу в кино-фото документах. Зрелище впечатляющее. Вот как это изобразил поэт. Страх. Закрой глаза и не гляди — .

— Вот! Гроб с моим телом установили 27 января 1924 года в 16 часов в Мавзолее, вот почему поэт рифмует слова жизнь и лежи. Остановись, движенье и жизнь! … Земля, замри, ложись и лежи! 

— Вот! Путь величайший окончен. А вечно живой?

— Вот! Дальше опять описание похорон и скорби только членов партии я внимательно наблюдал, остальной народ был счастлив. От слов Стреляли из… до слов … Трудно будет республике без Ленина!

— Вот! Надо заменить его – кем? И как? Но я же написал секретное Завещание, и конечно поэт не был с ним ознакомлен.

— Вот! …красным знаменем Красная площадь… Ильич Владимир™ вновь второй раз за время чтенья поэмы оглядел её – башни, Исторический музей, здание ГУМа, Лобное место и опять башни.

— Вот! Я Ильич Владимир™ ничего не могу ни прибавить, ни убавить, из того, что за меня написал поэт. И Ильич Владимир™ встал, дождался, когда многочисленные туристы подошли к нему близко, и стал читать: …снова живой взывает Ленин: — Пролетарии, стройтесь, к последней схватке! Рабы, разгибайте спины и колени! Армия пролетариев, стань стройна! Да здравствует революция, радостная и скорая! Это – единственная великая война из всех, какие знала история.

Ильич Владимир™ закрыл книгу, волнение охватило его от заключительных строк поэмы.

Он вглядывался в лица людей, но они «прятали» глаза, спешно отходили от фанатичного революционера и мысленно единодушно (коллективное бессознательное по К. Юнгу) повышали избирательный рейтинг не Ильича Владимира™. А может быть, среди людей, остановившиеся возле фанатика революций, было много иностранцев не коммунистов.


[1] Т.Г. Никитина. Толковый словарь молодежного сленга: Слова, непонятные взрослым. Ок. 2000 слов. – М.: ООО «Издательство Астрель»; ООО «Издательство АСТ», 2003. – 736 с.
[2]  Там же.
[3] Там же.
[4] Там же.
[5] Там же.
[6] Подробнее Вы читайте у Драпкиной в журнале «Юность».
[7] Так маркируют названия фирм, чтобы упростить их регистрацию при совпадении названия.
[8] Читайте А. Зиновьева, как он советовал ЦРУшникам уничтожить СССР.
[9] Король, однако, голый Так, он утверждает, что дед Керенского был священником, хотя известно, что отец Керенского – еврей Кирбис (давший Керенскому имя Аарон — ред.) не мог … www.sotnia.ru/ch_sotnia/t1994/t1602.htm · 29.07.2003
[10] Поцелуев В.А. Ленин. М. Изд-во Эксмо, 2003. — 521 с. 
[11] Большинство акционеров Завода имени Владимира Ильича (теперь стыдливо именуемого аббревиатурой ЗВИ).
[12] Т.Г. Никитина. Толковый словарь молодежного сленга: Слова, непонятные взрослым. Ок. 2000 слов. – М.: ООО «Издательство Астрель»; ООО «Издательство АСТ», 2003. – 736 с.

Оставить комментарий

Вы должны быть зарегистрированы чтобы оставлять комментарии.